< content=авторские гипотезы, философия, психология, космология>
Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Мои статьи

Инстинкты человека
Все без исключения эмоции человека, позитивные или негативные, сильные или слабые, даруются нам инстинктами. Этот факт необходимо признать, если есть намерение добраться до истины. Но, с другой стороны, почему отношение к инстинктам должно носить негативный, пренебрежительный оттенок? Все, что нам дано природой, достойно уважения и восхищения, все гармонично, сбалансировано, востребовано. Мы узнаём все больше о сложной и точной работе клеток и органов, о способности саморегуляции и настройки нашего организма. Наши инстинкты, как и все клетки, органы, системы поддержания жизни, являются необходимым звеном в сложной работе организма, без которого он функционировать не сможет. Любой инстинкт – это наша составная часть, как рука, печень или поджелудочная железа.

В повседневной жизни нами руководят эмоции. Мы шагу не можем ступить без их поддержки. Первые слова, которые мы усваиваем легче всего – дай, хочу, и лишь потом, становясь старше, учимся соизмерять наши желания с возможностями. Желания, намерения, легкие неосознанные наития или сильные страсти и глубокие чувства направляют нас. Эмоции – производные инстинктов. Любая эмоция – это прямая дорожка, ведущая от какого-либо инстинкта, ее вызвавшего, а определение вида инстинкта позволяет найти причину, активировавшую его. Инстинкты – алгоритмы типового поведения, отобранные эволюцией и закрепленные в геноме. Выполнение требований инстинктов поощряется положительными эмоциями, невыполнение наказывается отрицательными эмоциями и неприятными ощущениями.

Реакции организма, запускаемые инстинктами, нам не подвластны. Но мы имеем возможность их регистрировать, оценивать и корректировать. И потому необходимо изучать инстинкты, процесс их формирования, гормоны, ими руководимые, их воздействие на организм так же, как мы изучаем другие системы и органы нашего организма. Инстинкты изучает психология. Намного полезней было бы изучать их морфологию и физиологию для того, чтобы знать побудительные мотивы наших действий, желаний и настроений. Знание их истинных причин может существенно изменить эти мотивы и сами настроения.

Инстинкты у человека не представлены в чистом виде, как у животных. Они преобразованы, имеют сложную многоуровневую надстройку в неокортексе. Из начальных простых и определенных реакций развились нейронные сети, кодирующие сложное восприятие и отвлеченные отношения, которые потеряли видимые связи с исходными позициями. Инстинкты переплетаются между собой, взаимодействуют, передают друг другу эстафету, создавая цепочки эмоций. Удовольствие от приема пищи (инстинкт питания) переходит в удовольствие от изысканного вкуса деликатеса или его эксклюзивности (инстинкт превосходства). Дорогая покупка объединяет инстинкт владения с инстинктом превосходства. Причем приобретенная вещь, которая является дефицитной, приносит гораздо больше радости и удовольствия, чем та же вещь, изобилующая на прилавках магазинов. И дело совсем не в ее потребительской ценности, а в статусе обладания эксклюзивом. Инстинкт продолжения рода тесно сотрудничает с инстинктом доминирования в областях искусства, масс-медиа и шоу-бизнеса.

Есть несколько базовых инстинктов, определяющих значительную часть поведения человека. Стоит разобрать каждый из них, чтобы определить, в каком виде он проявляется после преобразования его мозгом и как влияет на действия и намерения человека.
В данном исследовании анализируются следующие инстинкты:
1. Инстинкт превосходства или доминирования. Кодирует потребность доминировать, повышать и подтверждать статус, потребность в уважении и невыносимость унижения. Рабочие гормоны адреналин, серотонин.
2. Инстинкт самосохранения. Кодирует страх, осторожность, составляет прогноз неблагоприятных последствий опасных действий, активирует быстрый поиск выхода из сложных ситуаций. Рабочие гормоны – адреналин, норадреналин.
3. Инстинкт общинный или племенной. Общность настроений, подражание, сотрудничество, помощь. Гормоны окситоцин, серотонин.
4. Инстинкт владения. Кодирует приобретение, накопление, обладание. Гормоны дофамин, серотонин.
5. Инстинкт питания. Насыщение, наслаждение вкусом. Гормон дофамин.
6. Инстинкт продолжения рода. Влюбленность, фанатизм, харизма, обаяние. Влияет на искусство и творчество. Гормоны серотонин, дофамин.
7. Инстинкт новизны. Кодирует поиск и исследование нового, потребность в новых ощущениях. Гормоны серотонин, дофамин.

Далее исследуем каждый инстинкт отдельно, рассмотрим его и попытаемся описать, придерживаясь следующей схемы:
• Суть и характеристика инстинкта, его эволюционное значение.
• Проявления инстинкта, явные или скрытые, различные виды этих проявлений.
• Преобразование инстинкта мозгом путем создания более сложных надстроек в неокортексе.
• Влияние инстинкта на жизнь человека и общества. Использование его проявлений разумом, их взаимодействие.

Инстинкт превосходства. Осознание своей принадлежности к высшей по сравнению с другими людьми категории, к элите, обладание статусом (официальным или условным), превосходящим статусы других людей, вызывает поощрение инстинкта превосходства. Эволюционное значение инстинкта понятно – его можно наблюдать в любом стаде и любой стае. Высокое место в иерархии дает преимущества в выживании и продолжении рода и, соответственно, стремление к нему закрепляется в геноме. Статус – штука чрезвычайно притягательная. Ради него мы покупаем дорогую непрактичную одежду, нелепую и неудобную обувь. Живем в неуютных, но престижных апартаментах, тратим все деньги на замену вышедших из моды гаджетов. Статус для нас много значит, не меньше, чем пища и воздух.

Это естественно. В стаях наших предков борьба за статус, иерархию в стае означала борьбу за выживание и продолжение рода, и потому выживали и продолжали род те, кто активнее боролся за свое место в иерархии стаи, чья гормональная активность в поддержку статуса была сильнее. С помощью такой единственно доступной в животном мире системы регулирования отношений поддерживается баланс интересов членов стаи, когда все хотят потреблять больше ресурсов, но не всем они доступны в изобилии.

Инстинктом доминирования поддерживается чувство собственного достоинства. Его цель – не допускать унижения и поражения. Оказаться в чем-то хуже других значит получить неприятные эмоции от инстинкта. Испытанное однажды чувство ущербности преследует человека всю жизнь и руководит его поступками, отвергая все, что может вызвать это чувство вновь. Инстинкт превосходства требует от нас добиваться уважения в сообществе, жаждет, чтобы нас ценили.

Какие более сложные надстройки инстинкта превосходства создала эволюция в неокортексе? Это потребность творчества, желание высказать свое мнение, выразить себя, воплотить в жизнь свои планы, реализовать способности. Это постоянная тяга к самосовершенствованию, повышению мастерства, умения и знания. Это потребность быть на виду, жажда признания и славы. Странные поступки порой совершаются под влиянием этого стимула, не объяснимые ничем кроме подсознательного воздействия гормонов инстинкта доминирования. Человек рискует жизнью и здоровьем, идет на смертельные трюки. Но и в повседневной жизни обычных людей этот инстинкт заставляет совершать нелогичные действия, жертвовать здоровьем, отношениями, принципами ради лидерства, признания или повышения статуса. Влияние этого инстинкта настолько велико, что тормозит все другие импульсы. Разве что только инстинкт самосохранения сравнится с ним по силе, да инстинкт продолжения рода в определенные периоды. Страх может соперничать у многих с потребностью доминировать и тормозить лихие необдуманные поступки.

Инстинкт самосохранения. Призван обеспечить выживание организма. В цивилизованном обществе, избавленном от большинства угроз и страхов окружающей среды, человеческий инстинкт самосохранения, как это ни странно, находится в постоянно перегретом состоянии. И не потому, что человека окружают опасности, угрожающие его жизни – их меньше, чем в прошлом, а потому, что его непрерывно атакуют опасности мнимые. Избыток информации, большей частью негативной и в значительной доле вымышленной, заставляет инстинкт самосохранения находиться в постоянной боевой готовности, заливая организм волнами адреналина, норадреналина и кортизола. Нервное истощение стало обычным и массовым явлением в современном обществе. Страх стал привычным спутником жизни, воспринимаемым как повседневный атрибут, естественное состояние. Чаще всего наши страхи и тревоги опираются на иллюзии, создаваемые воображением, соответственно так же иллюзорны наши действия, ими вызываемые. Только удаляясь от города, в спокойной естественной обстановке - на даче, на речке, в лесу, человек вдруг ощущает, под каким напряжением он живет постоянно.

Шум и грохот транспорта, непрерывно доносящийся со всех сторон, кажется привычным и незаметным, но он не остается без внимания рецепторов инстинкта самосохранения, заставляя его держать в постоянном напряжении эндокринную систему и напрягая спазмами различные мышцы и сосуды. Стоит ли удивляться многочисленным фобиям, головным болям, неврозам и депрессиям, явным и скрытым?

Способствуя возникновению новых прогрессивных нейронных связей неокортекса, инстинкт самосохранения подарил человеку многие замечательные способности. Это аналитические способности, возможность предвидеть ход событий и результат своих действий, это стремление сделать свою жизнь безопасной и комфортной, защищенной от стихийных бедствий и хищников. Наконец, это наука, чье далеко не праздное любопытство вызвано стремлением знать все о мире вокруг, желание, подсознательно вызываемое содружеством инстинктов новизны и самосохранения. Освоение новых земель, открытие новых планет, поиск новых технологий жизнеобеспечения кроме присущего человеку любопытства нацелены также на выживание и распространение вида.

Инстинкт общинный или племенной. Командует человеком с помощью гормона и медиатора окситоцина. Основным спусковым сигналом для его проявления служит деление на «своих» и «чужих», произведенное сознанием. Эволюционная причина закрепления инстинкта – сохранение своего генома, защита родственных особей и территории обитания от посягательства чужаков с другим геномом и уничтожение конкурентных геномов.

Племенной инстинкт имеет очень интересные проявления. Стоит сознанию признать человека «своим», будь он даже неприятен и при других, нейтральных обстоятельствах не заслуживал бы одобрения, тут же выделяется гормон окситоцин, и этот человек принимается и одобряется. Наоборот, «чужак», будь он даже приятен, умен и положителен во всех отношениях, заслужит осуждение и отторжение гормона. Разумный, порядочный и рассудительный человек, поборник справедливости, под влиянием гормона окситоцина может превратиться в злобного монстра – но только по отношению к «чужим». Со «своими» он остается таким же разумным и рассудительным. Для инстинкта не важно, чем «чужие» отличаются от «своих», правы они или нет, хороши они или плохи. «Чужой» не может быть правым и хорошим по определению. Переход через невидимую линию, разделяющую понятия «свой» и «чужой», меняет отношение на противоположное.

Когда гормон окситоцин чувствует «чужого», ни о какой справедливости, объективности и человечности, как правило, нет и речи, он перекрывает все каналы циркуляции этих понятий. Добрый, хороший и умный человек, каким он себя считает, превращается в свирепого примата, почуявшего «чужака» из конкурирующей стаи. Тут же подключаются тестостерон и адреналин, и пошла раздача. Человеческое лицо сменяется звериным оскалом. Но хочется верить, что эти метаморфозы происходят по недопониманию, что знание свойств гормона окситоцина и распознавание активируемых им эмоций способно помочь контролировать негативные и неадекватные реакции.

Подчинение авторитету – еще одно требование племенного инстинкта. Тот, кто по нашим ощущениям имеет более высокий статус в сообществе, оказывает на нас подчиняющее влияние сродни гипнозу. Статус в обществе может повышать профессия, должность, внешний вид и атрибутика (машина, дом), знакомство с влиятельными лицами, даже поза и тон голоса. Это может быть эрудиция, мастерство, смелость и решительность, а может быть просто родство с известной личностью. Короче говоря, на статус может повлиять что угодно, что имеет ценность по нашей собственной шкале приоритетов. В соответствии с оценкой, даваемой статусу человека нашим внутренним индикатором, мы размещаем человека на этой внутренней шкале. Когда мы говорим или вспоминаем о ком-то, то в потоке информации о нем в первую очередь фигурирует его статус.

Сильное влияние оказывает на нас групповое поведение, еще одно проявление племенного инстинкта. Находясь внутри скопления людей, окруженные толпой, мы начинаем копировать ее поведение, ее эмоции и настроения. Толпа заставляет нас подчиняться ей так сильно, что трудно противостоять этому влиянию. Наплывы гнева, неистовства, ужаса или восторга передаются по толпе как цепная реакция. Эти свойства психики, присущие всем общественным существам, достались нам от наших предков. Для большинства людей невыносимо тяжело придерживаться точки зрения, отличной от общепринятой. Единение же с обществом вызывает положительные эмоции – радость, спокойствие и уверенность.

Особое проявление общинного инстинкта – негативная реакция на несправедливость. Несоответствие правилам и установкам, которые естественным образом способствуют сохранению равновесия и мира в сообществе, вызывает сильные эмоции отрицания. Почему закрепилась такая реакция? Понятно, что от благополучия и порядка в сообществе зависит выживание каждой особи и вида в целом. Установленные опытным путем в ходе эволюции правила поведения и сотрудничества являются оптимальными для данного сообщества, и естественно, их нарушение будет вызывать эмоции неприятия. Нарушаются же эти правила тогда, когда отдельная особь старается получить личное преимущество, которое дает нарушение «общего уговора». Следующее неизбежно за этим массовое его нарушение приводит к коллапсу. Не допустить такого исхода призвано чувство справедливости. Но нередко импульсы общинного инстинкта тормозятся и перекрываются гораздо более мощными инстинктами превосходства и владения. Если в стае животных справедливость регулируется силой и авторитетом, то в человеческой стае дело часто доводится до кризиса.

Мы – существа общественные, вне общества наша жизнь теряет смысл. Мы развиваемся и прогрессируем вместе с обществом. Общинный инстинкт, как коммуникационный регулятор, получил свое развитие в неокортексе. Иногда даже кажется (а, возможно, так и есть), что некоторые его надстройки и усложнения уже потеряли с ним связь. Например, та совокупность ощущений и переживаний, которые мы называем душой, возникла на основе общинного инстинкта как регулирующая коммуникативная функция отношений в сообществе, но имела такое важное значение в выживании, что обросла сложными нейронными сетями и развилась в нечто значительно большее, чем средство общения и понимания. Душа, выросшая в обществе в контакте с другими людьми, занимает дополнительные области мозга и приобретает способности внутреннего зрения. Душа учится общаться и делиться чувствами и настроениями сама с собой и испытывать удовольствие не под влиянием общинного инстинкта, поощряющего согласие с другими членами сообщества, а под влиянием согласия с самим собой.

Инстинкт владения. Тесно связан с другими инстинктами. С одной стороны обладание престижной собственностью повышает статус владельца. С другой стороны приобретение чего-то жизненно важного и полезного удовлетворяет запросам инстинкта самосохранения, снимая часть его забот и тревог о будущем. Но и само по себе приобретение в собственность чего угодно, любого пустяка, вызывает положительные эмоции, поэтому можно выделить отдельной строкой вызывающий их инстинкт.

Инстинкт владения реагирует эмоциями на получение и на утрату. У большинства людей он уступает по силе воздействия другим инстинктам. Но у некоторых людей инстинкт владения приобретает гипертрофированные формы. Жажда накопительства переходит все разумные границы, а радость от приобретения действует как наркотик. Рабами инстинкта являются шопоголики, истинные наркоманы инстинкта владения, не мыслящие жизни без постоянных покупок. Кроме шопоголизма инстинкт проявляется в развязывании войн и аннексии чужих территорий, в разграблении захваченных стран. Огромные поместья, земли, дома, виллы и усадьбы с множеством комнат, яхты и самолеты, острова в океане, участки территории на Луне, нелепая и ненужная собственность – все это собирается под влиянием инстинкта владения. Гипертрофированный инстинкт владения производит таких своих рабов как олигархи, нефтяные короли, миллионеры и миллиардеры и т.п. Страх потерять имущество, вырабатываемый инстинктом, может испортить человеку жизнь и даже отнять ее.

Инстинкт питания. Этот инстинкт в цивилизованном обществе, обеспеченном пищей достаточно для того, чтобы не испытывать чувства голода, имеет слабые проявления. Любые его потребности и самые малые запросы тут же удовлетворяются с лихвой. Истинная его сила проявляется во время голода и отсутствия продовольствия. Тогда он блокирует своими импульсами все другие потребности и эмоции. Но в обеспеченном продуктами питания обществе инстинкт служит в основном поставщиком положительных эмоций, эндорфинов, призванных уравновешивать гормоны стресса и негатива, в избытке выделяемые организмом под влиянием общественных напряжений. Потому пища современного человека перенасыщена активаторами вкуса, особенно быстрыми углеводами, то есть сладостями и сдобой. Жареные, соленые, копченые блюда, алкоголь, экзотические деликатесы – все эти изыски призваны запустить биохимические реакции удовольствия, руководимые инстинктом питания.

Инстинкт продолжения рода. Знакомый всем и не вызывающий сомнений и затруднений в идентификации своих проявлений инстинкт. Влюбленность, близость, страсть, сильные эмоции, вызванные им, а также торможение на время всех других потребностей и эмоций и фанатизм в отношении объекта страсти – эти проявления полового инстинкта известны всем. Под влияние полового инстинкта попадает каждый человек. Иначе и быть не может, иначе бы нас не было.

Но не для всех очевидны другие проявления инстинкта, которые не связаны с каким-либо реально достижимым объектом страсти или с наркотической зависимостью от интимной близости. Это, к примеру, фанатизм поклонников звезды эстрады, кино или спорта. Обожание своего кумира базируется на гормонах и нейронных субстанциях полового инстинкта. Способность воспринимать человеческое обаяние, харизму, привлекательность дарует нам инстинкт продолжения рода. Чем так влечет и завораживает нас кино и шоу-бизнес? Своими героями, обладающими притягательными чертами, неосознанным индикатором которых является половой инстинкт.

Зигмунд Фрейд не ошибался, придавая столь большое значение человеческому либидо. Искусство, спорт, кино, любой вид творчества, привлекательны для нас в первую очередь своими героями, они получают подпитку мощного полового инстинкта, одного из самых сильных регуляторов человеческих взаимоотношений.

Инстинкт новизны. Можно было бы считать его развитием и усложнением инстинкта самосохранения, если бы не его самостоятельные проявления, наблюдаемые у представителей разных видов животного мира. Все новое, что требует исследования, что не похоже на встречавшееся ранее, вызывает кроме естественного притока адреналина, неожиданное поступление порций дофамина и серотонина, то есть реакцию радостного возбуждения, хотя, казалось бы, должно вызывать только чувства настороженности и страха. Новая клетка для мышей с лабиринтами и лесенками – источник большей радости, чем лакомство. Кошек и собак влечет магнитом неведомый мир за дверью квартиры. Разноцветные блестящие полоски, подвешенные у клеток с курами, улучшают их настроение и самочувствие и даже влияют на привес.

Поэтому есть основание выделить инстинкт новизны как самостоятельно действующий инстинкт, создаваемый своими структурами и связями. В чем его смысл и причина закрепления? Видимо в преимуществе, которое получали в эволюционном состязании те особи, которые осваивали новые условия существования, применяли новые приемы выживания и рисковали пробовать новые источники пищи. Приспособившись к непривычным, более суровым и изменчивым условиям, они получали больше шансов выжить в природных катаклизмах.

Без новых впечатлений любое живое существо впадает в депрессию, будь то животное или человек. Нехватка, гормонов-стимуляторов, не посещающих определенные зоны мозга, вызывает недостаточную выработку гормонов радости дофамина и серотонина. Инстинкт новизны постоянно требует новых впечатлений независимо от приносимых новыми обстоятельствами других преимуществ – в доминировании, владении, укреплении здоровья и др., или наряду с ними. Картинка должна меняться, иначе мозг забастует.

Нет смысла упоминать, что все достижения науки и техники, исследования Земли и космоса, все шаги прогресса имели и имеют под собой опору инстинкта новизны. Это движущая сила человеческой цивилизации. Чистый разум без энергии эмоций, дарованных инстинктами, не преодолел бы преграды нелегкого пути к современным знаниям.

Обладателями перечисленного набора инстинктов являются все люди без исключения. Откуда же тогда такая заметная разница в проявлениях инстинктов у разных людей? Характер индивида, его склонности и предпочтения зависят от многих условий, в частности от того, какие области мозга, его подкорковых узлов и структур получили наибольшее развитие, которое обеспечивается в первую очередь их достаточным кровоснабжением. То есть характер человека во многом зависит от особенностей кровотока в сосудистой системе мозга, индивидуальной для каждого человека. То, насколько выражен тот или иной инстинкт, зависит от кровоснабжения нейронных узлов среднего мозга, в которых он записан.

* * *

Итак, существуют два альтернативных пути регулирования нашего существования – через эмоции с помощью древних инстинктов и через анализ с помощью разума. Первый проще и привычней, но ведет к ошибкам. Второй требует развитого мозга, но более точный, перспективный и прогрессивный. Понимание того, какой инстинкт вызывает реакцию и почему, открывает путь к управлению эмоциями. Разум, созданный эволюцией для тонкого отслеживания специфики изменений среды, является более гибкой и прогрессивной регулировкой реагирования по сравнению с инстинктами. Идентифицировать инстинкт, вызвавший ту или иную эмоцию, и определить, приносит она пользу или вред себе и другим людям, адекватна ли она причине, ее вызвавшей, всегда полезно. Эмоция может быть чрезмерной, ошибочной – определить это можно, только зная ее источник. Если жить по наитию, импульсами и порывами, значит, перейти полностью под управление инстинктами, древними анализаторами, встроенными в геном, а разум лишить аналитических функций и оставить в подчиненном положении. Этот способ существования в противоборстве инстинктов, в потоках и наплывах разных эмоций, перекрывающих и захлестывающих одна другую, вполне реален. Но есть и альтернативный способ существования – анализ своих эмоций и определение их источника. Какой инстинкт возбудил твои нейронные сети и почему? Соответствует ли реакция значимости причины? Оптимален ли путь реагирования, выбранный инстинктом, или лучше вести себя как-то по-другому? Ответы на эти вопросы дает логика и чистый разум. И такой подход, судя по всему, имеет больше шансов адекватно воспринимать реальность мира (если, конечно, позволяет аналитический аппарат мозга).

Для чего надо знать истинные побудительные мотивы своих и чужих поступков? Чтобы совершать меньше ошибок. То, что было приемлемо для homo habilis, не всегда годится для человека разумного. Инстинкт – великая сила, управляющая нашими чувствами и эмоциями, и потому ее ошибки дорого обходятся человеку. Не отвергать и подавлять, а направлять, корректировать, использовать, наконец, оптимальным образом – вот идеальный путь развития интеллекта и психики.

Кроме того, знание инстинктов, понимание источников настроений, эмоций и поступков, ими вызываемых, поможет легче понять других людей, найти общий язык, оценить причины неприязни и вражды, часто неадекватные силе конфликта. Понимать причины своих и чужих реакций, контролировать и корректировать их – это, пожалуй, единственно верный путь к миру, взаимопониманию и сотрудничеству.

Как на практике можно использовать силу инстинктов? Рецепт такой. Надо, прежде всего, идентифицировать эмоцию, то есть определить, какой инстинкт ее вызвал. Затем понять, позитивно ли действие этого инстинкта, несет ли оно пользу самому себе и другим людям. Чаще всего совмещаются польза и вред в различных пропорциях. Вредное влияние инстинкта надо отбросить или погасить. Выделить полезную и ценную составляющую действия инстинкта и направить ее на свои цели, связать цели с причиной, вызывающей реакции инстинкта и по этой связи черпать его позитивную энергию, усиливая и направляя ее благотворное воздействие.
Категория: Мои статьи | Добавил: Елена (22.03.2015) | Автор: Павел Рыбак
Просмотров: 1000 | Теги: инстинкты человека | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: