< content=неожиданный сюжет, научная идея>
Приветствую Вас, Гость
Главная » Файлы » Мои файлы

Страшный суд
[ Скачать с сервера (94.0Kb) ] 09.12.2012, 07:20
  
     

Все замерло в этот предутренний час, застыло в ожидании рождения нового дня. Тишина была такой густой, такой глубокой, что ее глубину не нарушало отдаленное журчание реки на перекате. Даже кузнечики в траве молчали в этот торжественный час. Неподвижно висели в воздухе длинные ветви большой березы, застыли устремленные вверх сабли осоки на берегу, замерли усыпанные крохотными капельками росы бесчисленные паутинки в траве. Казалось, само время остановилось. Но с каждой минутой становилось светлее. Ночная мгла таяла, сменяясь зыбкой, белесой от тумана и от зарождающегося света полупрозрачной дымкой. Туман, сгущаясь клочьями, стал спускаться к земле. Вдруг в этом застывшем мире раздался звонкий птичий голосок, какой-то робкий, несмелый, резко оборвавшийся на полутрели. Потом голосок зазвучал вновь, уже уверенно, решительно, и,  словно повинуясь сигналу, запустившему остановленное время и снявшему оцепенение колдовства, природа ожила. Плеснула рыба на реке, затрещали кузнечики во влажной траве. Вслед за смелой певуньей завели свои арии другие птицы. Поднялся легкий, чуть заметный ветерок, потащив клочья тумана к реке. Качнулись ветви березы, пробежала волна по усыпанной жемчугами траве.

Василий Сурепкин стоял на веранде своего загородного дома и нервно курил, глядя невидящими глазами на пробуждение природы. Ему было не до кузнечиков и паутинок. Бизнес трещал по швам. Откуда приползла напасть? Еще неделю назад ничто не предвещало катастрофы. С одной стороны, конечно, экономический кризис. Вряд ли сейчас найдется компания, которую не затронули финансовые проблемы. Но с другой стороны он был уверен, что сможет обслужить долги, а интуиция его обычно не подводила. Если бы это было не так, он не был бы тем, кто он есть сейчас – создателем компании «Спайдерлинк», владельцем тысяч успешно торгующих магазинов, крутым бизнесменом с миллиардным состоянием.

Почти совсем рассвело. Вершины сосен над высоким скальным обрывом противоположного берега реки осветились оранжевым светом солнца, медленно выползающего из-за леса. Резко зазвонил телефон в кармане джинсов. Василий выбросил папиросу в траву, раскрыл мобильник. Звонил топ-менеджер его компании Марат. Этот парень недавно пришел в его бизнес. Когда создание компании было завершено, Василий понял, что нет смысла париться одному и можно смело переложить большую часть трудов на другого. Василий не ошибся в выборе. Марат был шустер и хитроумен. Он прекрасно заменил шефа в текущих делах. Некоторый недостаток воображения и фантазии топ-менеджера с лихвой компенсировался его деловой хваткой, умением все держать под контролем и собачьей преданностью хозяину бизнеса. Его утреннее сообщение было тревожным. Он говорил о быстро набирающем обороты конкуренте, компании «Максус», выбросившей на рынок суперновую продукцию. Марат узнал, что «Максус» заключил договоры с несколькими поставщиками «Спайдерлинка». Конкурент планомерно отбирал у Василия поставщиков и рынки сбыта.

«Так вот чем дело! – подумал Сурепкин. – У меня завелись враги. Но как они посмели тягаться со «Спайдерлинком», крупнейшей сетью региона? Кто за этим стоит? И как они смогли переманить партнеров?»

Сурепкин был не из тех, кто безропотно позволяет себя грабить. Он был уверен, что, когда тонешь, есть только один способ спастись – работать всем, что еще двигается, и плыть. Этому принципу он следовал всегда. Почти всегда. Усмехнувшись, он вспомнил свою работу в заводском КБ. После окончания техникума он попал на завод, где четыре года влачил жалкое существование. Потерянные годы жизни! Когда наступили девяностые годы, эпоха челноков, Сурепкин бросил вечернее отделение университета. Свои университеты он проходил на рынке. Он торговал джинсами, спортивными костюмами, шоколадками. Потом работал продавцом в магазине сотовой связи, потом создал свою компанию. Такой вот зигзаг судьбы.

Марат ждал его в вестибюле офиса компании. Он предупредительно открыл перед шефом дверь его кабинета и, войдя следом, плотно прикрыл ее. Быстро придвинул кресло ближе к столу, сел напротив шефа.

«До чего же он ловок! – подумал Сурепкин, глядя на спортивную, подтянутую фигуру помощника. – Ловок и изящен».

Сам Василий стройностью не отличался. Он имел фигуру молотобойца в отставке, грузную, бесформенную и рыхлую. Шумные банкеты с нужными людьми наложили отпечаток. Ему некогда было следить за своей фигурой, да и не было нужды. Что он, модель? Бодибилдер? Он молился другим богам – бизнесу и рынку.

- Ну, что там за переполох? – спросил Сурепкин снисходительным тоном папаши, уставшего вытирать сопли неуклюжему малышу.

Марат положил перед шефом список партнеров, перекупленных «Максусом».

- Так, - задумчиво сказал Василий, пробежав глазами список. – Что они говорят?

- Извиняются, но предложение «Максуса» очень заманчиво. Сейчас, во время кризиса….

- Кризис, кризис, – раздраженно перебил Сурепкин. - Что за «Максус» такой? Откуда он взялся?

- Я звонил туда несколько раз. Отвечает секретарша, ни с кем не связывает, только обещает перезвонить.

- Дай номер!

Сурепкин набрал номер «Максуса». Он задумчиво слушал долгие гудки, потом положил трубку.

- Чушь какая-то, - сказал он раздраженно. – Дождись секретаршу и направь им факс с предложением обсудить ситуацию и выработать решение, приемлемое для обеих компаний.

Ответ от «Максуса» пришел на удивление быстро. Сурепкин вновь и вновь перечитывал короткий текст, пытаясь вникнуть в ускользающий от его понимания смысл ответа:

«Главе компании «Спайдерлинк». В связи со сложившейся рыночной конъюнктурой и в целях создания крупного холдинга предлагаем вам продать компанию на выгодных для вас условиях. Руководство компании «Максус».

Сурепкин рассмеялся. Марат удивленно смотрел на него черными блестящими глазами. Василий откинулся на спинку кресла, закрыл глаза. На секунду он представил себе, что продает компанию. Боже, как хорошо! Ни забот, ни волнений. Семья, загородная вилла, чистый воздух. Он мог бы писать, разводить лошадей или заниматься благотворительностью. Сурепкин блаженно улыбнулся. Постепенно улыбка сползла с его лица. Кому они посмели диктовать условия? Почетному гражданину города, перед которым городские власти лебезят и заикаются? Кому они указывают? Депутату Городской думы? Сурепкин сделал презрительную гримасу.

- Что ответить? – спросил Марат.

- Ничего, - бросил небрежно Сурепкин. – Не беспокойся, я сам займусь этим делом. А ты проверь запасы товара на складах и к вечеру принеси данные мне.

Всю следующую неделю страна смеялась над забавной рекламой, мелькавшей в паузах рейтинговых телевизионных передач. По улице, спасаясь от громадного пса, бежала перепуганная мартышка. Мартышка вбегала в приоткрытую дверь, пес замирал в растерянности. Дверь тут же распахивалась, на пороге появлялся шикарно одетый господин. Он доставал из кармана мобильный телефон. Крупным планом была показана обезьянья лапа с телефоном. Лапа набирала номер, и с каждой цифрой шерсть с нее все больше опадала, и лапа превращалась в руку. У ног господина, поджав хвост, заискивающе скулил огромный пес, а над головой сияла надпись: «Спайдерлинк» - человеку!»

Все магазины сети провели акции. Скидки дарились каждому десятому покупателю, самому высокому покупателю, самой длинноногой девушке и далее в том же духе. В торговых точках толпился народ. Рейтинг быстро вырос, продажи подскочили. Сурепкин знал что делал. Он был добычей не по зубам для какого-то неизвестного и неопытного «Максуса». Стали один за другим звонить поставщики.

- Задергались! – усмехался Василий. – Заволновались! А я еще посмотрю, с кем перезаключать договор, а с кем нет.

Беда миновала. Как обычно, он победил. Сурепкин сидел в своем кабинете, подводя итоги рекламной компании, пересчитывая прибыль. Сейчас, когда напряжение спало, он почувствовал усталость. Какая-то затаенная, загнанная вглубь и не имеющая права голоса частица его души не позволяла ему в полной мере упиваться триумфом победы. Почему она проснулась именно сегодня, он не знал.

«Как все надоело, пропади оно пропадом! – подумал Василий. Он встал, отложил счета, закурил. – Поеду за город, отдохну пару дней, - решил он. – Схожу на рыбалку, за грибами».

Он вышел из офиса, сел в машину. Надо было заехать в городскую квартиру за кроссовками. Оставив машину у газона напротив своего дома, он вошел в дверь подъезда и вскоре вышел оттуда с сумкой. Когда он доставал из кармана брюк ключи от машины, раздались выстрелы. Пять выстрелов прозвучали один за другим. Охрана, выскочившая из подъезда, увидела метнувшуюся прочь тень и оседающее тело бизнесмена. Взревел мотор. Выбежав на дорогу, охранники смогли разглядеть в вечерних сумерках лишь силуэт удаляющегося мотоциклиста.

 

Василий почувствовал острую боль, пронзившую тело, потом еще и еще, уже не такую резкую. Он стал проваливаться в черноту, в вязкую бездонную черноту, облепившую его. Неожиданно боль прошла, он увидел зеленую лужайку, отца, забрасывающего вилами сено на вершину стога, и мать, поправляющую платок на голове. Вдруг всю картину заслонила огромная голова коровы с блестящими, дышащими влагой ноздрями  и мягкими губами. Потом  голова коровы растаяла в тумане, а сверху, разрывая пелену тумана, прорвался яркий тонкий луч. Он развернулся, заполнил собой все пространство вокруг, и Василий почувствовал, что туман поплыл куда-то вниз. Он чувствовал, что упавший сверху луч обхватил его и тащит вверх. Он видел внизу в вечернем полумраке удаляющийся двор, крышу дома, машину, стоящую у газона, видел собственное тело, распростертое у машины и двух охранников, склонившихся над ним. Вот двор его дома растворился в сумраке. Сурепкин мог охватить взглядом уже весь город, его улицы, вдоль которых одна за другой зажигались цепочки огоньков, кварталы, освещенные окнами домов, баржи, плывущие по реке. Потом и город подернулся дымкой. Василий видел горы, поля, леса, нитки рек, белые ледники в распадках гор, моря, ломаные очертания берегов в разрывах облаков. Он видел всю планету, видел ползущую по ней на запад тень наступающей ночи.

Василию было необычайно легко и покойно. Отступила боль, ушли тревоги. Он не чувствовал тела, он был легок, невесом и свободен. Луч, тянущий вверх, отпустил его. Василий почувствовал, что может передвигаться самостоятельно, повинуясь своей воле. Ощущение собственного «я» было ново и непривычно. Он не поворачивал головы, не двигал глазами и в то же время видел все вокруг – голубую Землю под ним, мириады звезд на черном бархате космоса, спутник, пролетающий невдалеке. Он видел, как спутник быстро вращается вокруг своей оси, и его раскинутые в стороны солнечные батареи короткими вспышками сверкают на солнце, делая его похожим на маяк, плывущий в космическом океане.

Вид этого аппарата, созданного руками человека, вывел Василия из состояния эйфории. «Кто я теперь? – думал он. – Человек или уже нет? Какой-то бесформенный, окруженный сияющей оболочкой сгусток энергии. И что будет дальше? Этот сгусток энергии рассеется, и я умру окончательно? Сколько мне отпущено дополнительно? Девять дней? Сорок дней? И что я могу в таком состоянии?»

Василий попробовал передвигаться. Это у него получилось, не сразу, рывками. Вскоре он уже мог уверенно перемещаться в пространстве одним лишь усилием воли, ясно представив себе свои намерения и направление движения. Василий стал спускаться вниз. Он решил выяснить, кто сотворил над ним эту гнусность, кто его заказал.

Он летал над городом легким облачком, невесомой дымкой, проникая сквозь стены и окна, посещая близких ему людей, всех, с кем когда-то был знаком. Он ужасался тому, как мало значил он в их жизни, он, Василий Сурепкин. Он никогда не сомневался в том, что этот отлаженный и успешный мир, этот мирок, который он создал, держится исключительно на нем и без него развалится, как карточный домик. На своих похоронах Василий летал между присутствующими, заглядывал им в лица, слушал речи, разговоры. Все чин чином, ничего не скажешь. Хотя от жены и детей он ожидал больших чувств и переживаний. Он ожидал проявления отчаяния, безысходного горя. Что поделаешь, сам виноват. Слишком мало времени он уделял им при жизни. Он был уверен, что они обязаны его любить по его статусу и положению. Видимо, сердцу статус не указ. Но больше всего его поразила перемена, произошедшая с Маратом. Это был уже не тот предупредительно услужливый паренек, каким он привык видеть помощника. Это был властный, уверенный в себе хозяин с жестким взглядом черных глаз. Наивное и простоватое выражение его лица, знакомое Василию, сменилось маской повелителя. Марат явно поменял имидж. Он был одет в безупречно сидящий дорогой костюм. Его шикарный лимузин стоял на парковке. Когда он успел его купить?

В душу Василия вкралось подозрение, еще не догадка, а смутное предчувствие возможности найти истину. Он стал всюду следовать за Маратом. Тот ужас, который ему открылся, потряс его. Злодеем и завистником, пытавшимся перехватить его бизнес, оказался его верный помощник, его топ-менеджер Марат. Он организовал фирму «Максус», он договаривался с поставщиками. И сейчас, после смерти шефа, он завершил начатое, перекупив у жены Василия  весь его бизнес за треть его настоящей цены. Он обосновался в офисе компании за большим, оборудованным всевозможной электроникой столом. На его лице то и дело появлялась довольная улыбка, глаза же оставались холодными и злыми. Таким взглядом встречал он посетителей.

Как-то на прием к Марату пришел крепкий коротко стриженый парень с выступающими скулами и бесцветными глазами. Марат закрыл за ним дверь на замок. Он выдвинул ящик сейфа и достал оттуда небольшой кейс. Пристально глядя в глаза посетителю, Марат протянул ему кейс. Парень бесцеремонно бросил кейс на стол, щелкнул замками. Крышка кейса откинулась, обнажив его содержимое – аккуратно уложенные пачки денег.

- Сколько? – сказал парень.

- Как договорились, - ответил Марат.

- Хорошо, но как бы недостаточно. Требуются премиальные. Я сделал работу чисто и аккуратно, не к чему конкретно придраться. Ваш шеф в могиле, вы получили его бизнес. Надо отблагодарить.

- Я тебя отблагодарю, - сквозь зубы проговорил Марат. Его рука потянулась к ящику стола.

Парень схватил кейс со стола и, бросив: «Я пошутил!», поспешно удалился.

Василий был потрясен. Теперь он знал все. И то, за что его убили, и того, кто его заказал, и того, кто выполнил заказ. Прислушавшись к себе, он вдруг понял, что все это его совершенно не волнует. Он не испытывал ненависти к преступникам, не испытывал никаких особых чувств, разве что жалость. Им придется влачить на себе всю жизнь грех совершенного преступления и страх перед разоблачением.

Прошел месяц. Василий кружил над лесами и полями, над городами и океанами. Ему было спокойно. Он уже не испытывал тоски по Земле, не хотел вернуться к своей прежней жизни. Он понимал, что этот этап его существования худо-бедно закончен, а что будет дальше и будет ли вообще что-нибудь еще, он не знал. Он ждал сигнала, и этот сигнал поступил. Его вновь потянула вверх могучая сила, гораздо более мощная, чем прежде. Земля стала быстро уменьшаться, промчалась мимо Луна, и вскоре Земля и Луна стали размером со школьную модель из его детства, стоявшую когда-то на столе в кабинете естествознания. Его тянуло в сторону Солнца. Светило уже основательно увеличилось в размерах и стало огромным и красным, как в жаркий день на закате. Неужели, думал он, ему предстоит раствориться в его огненном котле? Неужели это и есть ад для грешников? Но вскоре его движение замедлилось. Впереди показался большой сияющий объект, огромное облако, мерцающее мириадами искр. Искры беспокойно сновали по его поверхности, хаотически двигались внутри, напоминая броуновское движение или огромную комариную стаю. Подлетев ближе, Василий разглядел, что гигантское облако состоит из облаков поменьше, а те, в свою очередь, делятся на маленькие облачка, медленно плавающие внутри больших.

Неожиданно от образования отделилось маленькое облачко и приблизилось к Василию. Оно подлетело совсем близко, коснувшись своей оболочкой оболочки его новой энергетической формы. Василий вдруг ясно увидел степенного пожилого человека в длинных одеждах с курчавой бородкой и смешинкой в уголках глаз.

- Здравствуйте, Василий, - сказал старец.

Василий ясно слышал человеческую речь на понятном ему языке, хотя не было произнесено ни слова, ни звука. Василий попытался ответить, и это у него легко получилось. Он вежливо поздоровался.

- Меня зовут Аристотель, - представился старец. – Я возглавляю Совет старейшин, который определит вашу дальнейшую судьбу.

- Страшный суд? – спросил Василий.

Аристотель рассмеялся, потом согласно кивнул.

- Хорошо, пусть будет Страшный суд. Сейчас у вас свободное время, полетайте, приглядитесь. Когда придет время, мы вас вызовем.

Аристотель отодвинулся от Василия и, вновь превратившись в прозрачное светящееся облачко, погрузился обратно в пульсирующую и дышащую энергией субстанцию. Василий решил облететь облако вокруг, но скоро понял, что это невозможно. Облако было огромным. Василий подлетел к его поверхности вплотную, коснулся его оболочки своей и легко погрузился внутрь. Медленно и осторожно он двигался между большими скоплениями таких же маленьких как он образований, которые он почему-то назвал коконами. «Как мумии в коконе», - нашел он сравнение. Он подлетел к одному из скоплений, похожих на гроздь винограда и коснулся своей оболочкой оболочки ближайшего кокона.

- Здравствуй, милок! – услышал он старческий голос и увидел бабушку деревенского вида в платочке и резиновых ботах. – Ты кто будешь? Архангел Михаил?

- Нет, бабуля, что ты, я Василий Сурепкин, только что прилетел.

- А, ты тоже ждешь Страшного суда?

- Жду, бабуля, жду.

- Не робей, парень, коли греха за тобой нет, на небеса попадешь. Или есть грех? Чтой-то ты рановато вознесся, молодой ешшо.

Василий быстро отодвинулся от бабки и поплыл к другому скоплению. Там были жертвы авиакатастрофы, державшиеся плотной группой неизвестно почему. Они тоже ждали суда. Василий быстро поплыл мимо скоплений, не касаясь больше ни одного из них. Неожиданно один из коконов, оторвавшись от грозди, сам приблизился к нему. Его хозяином оказался симпатичный суховатый мужчина с седыми волосами и бородкой клинышком, одетый в старомодный костюм-тройку.

- Из новеньких? – обратился он к Василию. – Я вижу, ты мечешься, не находишь себе места. Растерялся?

- Есть немного, - ответил Василий. – Вот, Страшного суда жду.

Мужчина звонко рассмеялся.

- Страшный суд? Нет, это преувеличение. Сейчас я тебе все объясню. Не часто я это делаю для вновь прибывших, но и новенькие не часто бегают по всей Системе. Они обычно жмутся в кучку где-нибудь у края облака. Чутье подсказывает мне, у тебя есть шанс остаться. Ты кто?

- Я Василий Сурепкин, российский бизнесмен.

- Бизнесмен? Странно, а мне показалось…. Ну да ладно. Я Павлов, Иван Петрович, физиолог. Эта система, энергетическая субстанция, представляет собой временное образование, которое единый галактический разум создает на орбите Солнца через определенные промежутки времени для определения ценности умерших людей. Вокруг Земли существует тонкая энергосфера, которая при отключении сознания человека создает энергетическую копию его нейронных соединений и поддерживает эту копию до тех пор, пока не образуется Система. Это происходит каждые полтора-два месяца. Система переснимает копии и рассматривает их. Если способности мозга значительны, мозг сохраняется, вливается в Систему и становится частью галактического разума, если нет, то, увы, копия стирается.

- А чем занимается Система?

- Она собирается специально для отбора индивидуумов с высоким интеллектом и пополнения галактического разума.

- А чем занимается галактический разум?

- О, задачи у него грандиозные. Человеческому разуму даже представить сложно, что находится под его воздействием. Это и новые исследования, и реконструкция галактики, и предотвращение коллапсов, грозящих галактике гибелью. Это связь с разумными субстанциями других галактик, и еще многое другое, что моему разумению недоступно. Что касается Земли, здесь действует коллегия земных разумов. Начиная со времен древнего Египта и цивилизации майя, образовалось земное отделение галактического разума. Руководит нами Аристотель. За два тысячелетия наше отделение смогло предотвратить падение нескольких крупных астероидов. Один из них, тунгусский, взорвали в атмосфере над глухой тайгой. Разрушения минимальны. Поддерживаем комфортный климат, пытаемся снизить последствия промышленного загрязнения атмосферы, предотвратить глобальное потепление, и многое другое. Работы хватает. Если ты окажешься подходящим кандидатом, сам примешь в ней участие.

В это время непреодолимая сила потащила Василия в сторону.

- Ну, прощай, тебе пора, - сказал Павлов, и Василий улетел прочь.

Он полностью потерял способность управлять своим полетом. Неведомая сила тащила его куда-то в центр облака. Он оказался рядом с большой сверкающей гроздью. Когда оболочка кокона Василия соприкоснулась с оболочкой грозди, он вдруг увидел себя в большом зале, заполненном людьми. Часть людей сидела на возвышении за длинным столом, другая часть заполнила ряды скамеек внизу, образуя зрительный зал или, скорее, судебный зал. Все эти люди выглядели довольно странно. Они были одеты в одежды, представлявшие различные стили всех эпох человеческой цивилизации. Василий видел римские тоги, средневековые ботфорты, кудрявые напудренные парики, окладистые бороды, нелепые бакенбарды и усы под шляпами-котелками. Было шумно и оживленно. Эти люди рады были видеть друг друга, они обменивались приветствиями, новостями. В зале стоял ровный гул. Тихо было лишь в том углу зала, где ожидали своей участи «подсудимые».

Но вот председатель, а это был Аристотель, встал со своего места в президиуме и поднял руку. Мгновенно воцарилась полная тишина.

- Уважаемые земляне, только что прибывшие к нам! – обратился Аристотель к группе людей, в которой был и Василий. – Мы приветствуем вас в нашей обители. Ваш земной путь окончен. Многие из вас отправятся отдыхать. Некоторые примут на себя новые трудные и почетные обязанности. Не всем они под силу. Кому из вас доверить их, решит наш Совет старейшин. Разрешите представить его членов: Альберт Эйнштейн, Исаак Ньютон, Чарльз Дарвин, Леонардо да Винчи, Дмитрий Менделеев….

Аристотель перечислял членов Совета по порядку, они вставали и кланялись залу.

- Друзья мои, коллеги, представители единого разума, - обратился Аристотель к Совету. – Мы снова собрались в нашей родной Солнечной системе, чтобы рассмотреть качества вновь прибывших интеллектов и их ценность для нашего сообщества. Мы должны будем решить сейчас, кто из них обладает творческим даром, незаурядностью и нестандартностью мышления и вольется в сообщество, а кто будет стерт, отключен от источника энергии.

Василий сжался от ужаса. Все было буднично и обыденно и совсем не походило на жуткие картинки Страшного суда, которые он любил разглядывать в старой деревенской церкви. Все было просто и прагматично – нужен, не нужен, и оттого еще более страшно. Он видел, как отправили на стирание бабку, за ней разбившегося байкера. С пассажирами Боинга разбирались дольше. Все сидящие в президиуме высказывали свое мнение. Решало не большинство, а единодушие, так как в ходе обсуждения постепенно все соглашались с одним мнением, находя его резонным. Если же кто-то был не согласен, он пытался переубедить других, и либо преуспевал в этом, либо переубеждался сам. Из всего состава пассажиров разбившегося в аварии Боинга не подверглись стиранию лишь два человека. Один из них был нобелевским лауреатом, другой писателем. Василий понял, что его шансы равны нулю, и потому без особого страха, чувствуя в душе лишь пустоту и безразличие, предстал перед Советом…

(Полностью рассказ размещен на сервере сайта).

Категория: Мои файлы | Добавил: Елена | Теги: страшный суд по-новому, бизнесмен на небесах, борьба в бизнесе, путешествие душ
Просмотров: 142 | Загрузок: 39 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: